CA Water-Info
В начало Написать письмо Карта сайта Обратная связь Поиск
Новости События Сайты База данных База знаний Форум

Новости: Февраль 2007 г.

КАК ДЕЛИТЬ ВОДНЫЕ РЕСУРСЫ СЫРДАРЬИ?

Состояние использования водно-энергетических ресурсов реки Сырдарьи вызывает озабоченность и привлекает пристальное внимание специалистов и ученых. Сегодня своим видением этой проблемы в эксклюзивном интервью рассказывает президент Академии наук Таджикистана, академик Мамадшо Илолов.

Рассматривая проблемы реки Сырдарья, - сказал Мамадшо Илолов, - мы всегда имеем в виду, что это типичная составная часть глобальной проблемы спасения Арала. Важно подчеркнуть, что создание современного механизма международного использования водно-энергетических ресурсов этой реки сильно затянулось.

В 1992 году руководителями пяти среднеазиатских республик в Алматы было подписано «Соглашение сотрудничестве в сфере совместного управления, использования и охраны водных государственных источников».

В 1993 году главы государств подписали Кзыл-ординское «Соглашение о совместных действиях по решению Аральского моря и Приаралья, экологическому оздоровлению и обеспечению социально-экономического развития Аральского региона». В нем было заявлено о правах и ответственности всех стран региона по развитию, использованию и управлению водными ресурсами. Смысл принятых решений сводился к необходимости сохранения на переходный период существовавших ранее условий хозяйствования. Это позволило, как показало время, не допустить ни одного конфликта межреспубликанского уровня по проблеме использования водно-энергетических ресурсов в регионе.

Сегодня у разных среднеазиатских республик складываются различные понимания сохранения старых, действовавших в период СССР, взаимоотношений в области использования водно-энергетических ресурсов. Казахстан и Узбекистан (а по бассейну реки Амударьи и Туркменистан) включают в это понятие только режимы работы водохозяйственных и энергетических объектов реки, а Кыргызстан и Таджикистан – все существующие виды компенсаций. Причем если первые две республики имеют четкие и хорошо действующие схемы, методики и контролирующие структуры, то последние две всего этого лишены.

Все это показывает, что сегодняшняя проблема использования водно-энергетических ресурсов бассейна реки Сырдарья (она аналогично и для Амударьи) в своей общей постановке является чрезвычайно сложной, не имеющей аналогов ни в нашей, ни в мировой истории. Она требует присмотра существующих подходов, часто кардинального и не только в чисто хозяйственной области, но и в политической, социальной экономической и других сферах. Все это требует соответствующих методических, методологических, модельных разработок, их опытных проверок и оценок.

Представляется, что в этих условиях сегодня проблема использования водно-энергетических ресурсов бассейна реки Сырдарьи, в своей общей всеобъемлющей постановке, практически неразрешима. Можно с уверенностью сказать, что сегодня даже самая лучшая, научно разработанная и обоснованная концепция и схема взаимоотношений между государствами и хозяйствующими субъектами окажется неработоспособной и не будет принята безоговорочно всеми республиками.

17 июня 1999 года, в городе Бишкеке, на очередном заседании Межгоссовета среднеазиатских республик, Таджикистан был признан полноправным – четвертым членом Соглашения об использовании водно-энергетических ресурсов бассейна реки Сырдарьи.

С тех пор наша республика ежегодно обеспечивает работу Кайракумского водохранилища по согласованному сторонами режиму, а республики Казахстан и Узбекистан осуществляют в равных долях поставку электроэнергии в Таджикистан на период накопления воды в водохранилище с последующем возвратом согласованного эквивалентного объема электроэнергии в летний период.

Все это позволило Таджикистану начать налаживать договорные отношения в водно-энергетической области напрямую с хозяйствующими объектами других республик.

Последние соглашения показывают, что требуется дальнейшие их развития. Потому что обращает на себя внимание, например, дискриминационный обмен электроэнергией между Таджикистаном и Узбекистаном. По двустороннему соглашению между ними от 13 апреля 1999 года, Таджикистан поставляет 550 млн. кВт ч электроэнергии, получая взамен только 322 млн. кВт ч, без какого либо обоснования.

Сейчас в целом ощущается недостаточная разработанность нормативно-правовой базы в области совместного использования республиками региона водно-энергетических ресурсов трансграничных вод. В результате отсутствия общего, согласованного нормативно-правового поля во всех республиках специалистов, общественных деятелей, в средствах массовых информации и, наконец, у электората формируется своя собственная идеология.

Другой характерный пример – это ссылки одних на международное право, признающие товарность водных ресурсов и необходимость взимать за них плату и противоположное мнение других, основанное на Алматинском Соглашении от 18 февраля 1992 года.

Поэтому разработка нормативно-правовой базы, безусловно, необходимо. При этом речь идет опять таки не о всеобъемлющем документе, а об отдельных частных вопросах, т.е. не об общих принципах, а скорее о правовых режимах. Например, о праве государства на режим стока в своих водохранилищах. Необходим индивидуальный для каждой республики анализ существующих проблем и совместное их обсуждение и создание единого документа с общими выводами. Нам нужна четкая структура реальных прав и обязанностей в деле современного управления водно-энергетическими ресурсами, четкая связь между национальными и межгосударственными органами управления.

«Думаю, - сказал в заключение академик М. Илолов, - что это будет касаться не только Сырдарьи, но и всех трансграничных рек бассейна Аральского моря».

О. Соболев

Источник: НИАТ «Ховар», 27.02.2007 г.