Ключевые результаты проекта касательно существующих и будущих вызовов для бассейна Амударьи

Адаптация управления трансграничными водными ресурсами в бассейне Амударьи к возможным изменениям климата

Ключевые результаты проекта касательно существующих и будущих вызовов для бассейна Амударьи

История Центральной Азии (ЦА) неразрывно связана с историей реки Амударьи. Различные государственные образования, такие как Бактрия, Согдиана, Бадахшан, Гурагандж, Кеш, Мараканда формировались вдоль этой древнейшей реки, носившей имя Танасис у древних греков, Ариана у персов, Джейхун (сумасшедшая) у местных жителей. Во все времена благополучие государств и их народов зиждилось на использовании плодородных земель ее бассейна. После открытия Великого шелкового пути река стала известной у торговцев как ориентир на пути к сокровищам золота Бухары, шелку Китая, семенам люцерны Каракалпакстана, диковинной архитектуре Самарканда. В 18-19 веках река фигурировала, пожалуй, только в гидрологических исследованиях как одна из самых наносонесущих рек мира наряду с Индом, Миссисипи, Хуанхэ. В 20 веке река стала печально известна из-за исчезновения Аральского моря, четвертого по величине пресного водоема в мире, который она питала вместе с рекой Сырдарья. Современная история Амударьи связана с преодолением этого тяжелого наследия прошлого и обеспечением процветания и благополучия для народов пяти прибрежных стран – Афганистана, Кыргызской Республики, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана.

В настоящее время межгосударственное управление водными ресурсами бассейна реки Амударья осуществляется только четырьмя странами, без участия Афганистана. После распада Советского Союза Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан пришли к договоренности, что сохранят «сложившуюся структуру и принципы распределения» водных ресурсов в бассейне реки Амударья (Соглашение «О сотрудничестве в сфере совместного управления использованием и охраной водных ресурсов межгосударственных источников», Алматы, 1992 г). Таким образом, руководящими документами, определяющими структуру и принципы распределения водных ресурсов реки Амударья, остаются документы советского периода. Протоколом № 566 заседания Научно-технического совета Министерства мелиорации и водного хозяйства (Минводхоз) СССР от 10 сентября 1987 г., 3 декабря 1987 года Министром мелиорации и водного хозяйства СССР Н.Ф. Васильевым (далее – Протокол № 566) утверждено «Уточнение схемы комплексного использования и охраны водных ресурсов реки Амударьи».

Межгосударственные органы управления. Межгосударственная координационная водохозяйственная комиссия (МКВК) Центральной Азии, созданная в 1992 году в составе первых руководителей водохозяйственных ведомств Центрально-азиатских стран, является органом, ответственным за определение водохозяйственной политики в регионе, а также за разработку и утверждение лимитов водозаборов для стран, дельты реки и Арала. Осуществление оперативного управления и непосредственного вододеления поручено бассейновой водохозяйственной организации (БВО) «Амударья», у которой имеется четыре территориальных подразделения в Курган-Тюбе (Республика Таджикистан), Туркменабаде (Туркменистан), Ургенче (Республика Узбекистан) и Тахиаташе (Республика Каракалпакстан). БВО располагает 170 гидропостами, посредством которых осуществляется контроль за распределением воды в соответствии с графиками, утверждаемыми на заседаниях МКВК, которые проходят 4 раза в год.

Существующее вододеление. В действующих документах предусмотрено, что в сферу межгосударственного управления и распределения водных ресурсов в бассейне Амударьи входит река Амударья и её основные притоки – стволы рек Вахш, Пяндж и Кафирниган (малый бассейн Амударьи). Вододеление установлено исходя из водозабора из реки в размере 61,5 км3 и вычета отбора в Афганистан (2,10 км3/год) в следующих пропорциях: Кыргызстан – 0,6 %, Таджикистан – 15,4 %, Узбекистан –48,2 % и Туркменистан – 35,8 %.

В настоящее время вододеление осуществляется, в основном, бесконфликтно при хорошей сходимости плановых и фактических показателей водоподачи странам за невегетацию и несколько худшей за вегетацию (соответственно 3,8–5,5 и 12,9–14,0 % за последние 10 лет). Проблемы в управлении возникают в маловодные годы (2000, 2001, 2008), когда низовья остаются ущемленными по отношению к среднему течению.

В будущем, однако, следует ожидать осложнения ситуации с управлением водными ресурсами в данном бассейне и поддержанием экологического равновесия в Восточном водоеме Аральского моря. Это обусловлено целым рядом вызовов, среди которых:

  1. изменение потребностей в воде в связи с ростом населения и социально-экономическим развитием;
  2. изменение климата с соответствующим изменением стока и потребностей в воде;
  3. развитие орошения в Афганистане и рост его потребностей;
  4. возможные изменения, связанные с развитием гидроэнергетического строительства;
  5. несовершенная правовая и институциональная база управления трансграничными водными ресурсами в бассейне;
  6. другие геополитические факторы и интеграционные процессы.

1. Грядущее Амударьи зависит от изменения ресурсов воды, доступных для всех стран, а также от роста их потребности. Различные темпы и направленность социально-экономического прогресса, специфического для различных стран и различных зон региона, будут определяться структурой и ориентацией экономики, но особенно развитием сельского хозяйства и его принципиальной с позиций воды части - орошаемым земледелием с широким набором альтернатив. Кроме трёх сценариев состава культур, нацеленных либо на сохранение существующих тенденций, либо на достижение продуктовой безопасности, либо на экспортную ориентацию, большое значение будет иметь степень внедрения инноваций и в орошение и в аграрное производство, а также глубина переработки сельхозпродукции. Судя по линии, провозглашённой Президентом Ш.М. Мирзиёевым в текстильной промышленности, Узбекистан будет ориентироваться на законченную переработку всего производимого сельхозсырья, что опять-таки потребует дополнительных затрат воды, но позволит повысить добавленную стоимость и продуктивность водно-земельных ресурсов.

2. Изменение климата с соответствующим изменением стока и потребностей в воде – один из важнейших факторов, которые следует учитывать в будущей работе. В последние 15 лет уже наблюдались следующие изменение стока в бассейне реки Амударья:

  • объем стока рек бассейна Амударьи стал в целом на 2% ниже среднемноголетнего стока за годы наблюдений;
  • увеличилась частота маловодных лет (обеспеченностью 75% и выше) в 1,3 раза, частота многоводных лет (обеспеченностью 25% и ниже) – в 1,2 раза и особо многоводных (обеспеченностью 10% и ниже) в 2,5 раза;
  • увеличилась «глубина» особо маловодных лет (отклонение среднего стока в маловодные годы от среднего стока за период) – в 1.5 раза.

Общие тенденции до 2050 года, вычисленные на основе сценариев умеренного потепления, выглядят следующим образом:

  • Тренд на снижение водных ресурсов рек в вегетацию по Вахшу - на 5%, по Сурхандарье – на 6%, по Кафирнигану – на 8% и по Заравшану – на 11%;
  • Устойчивые тренды на снижение водных ресурсов в летние месяцы до 15..35%.

Все это требует интенсификации сотрудничества между странами.

3. Среди других ожидаемых факторов ужесточения водного баланса бассейна следует ожидать увеличения отбора воды Афганистаном в пределах в целом 6 км3 на уровне 2035-2045 годов, что вдвое превышает нынешний уровень водозабора из непосредственно ствола Амударьи и действующих притоков. Как известно, одной из слабых мест «Схем», устанавливающей нынешний порядок вододеления по Амударье, является доля Афганистана, определенная по наличию орошаемых земель в 2,10 км3/год. Ныне это положение усиленно оспаривается в работах афганских ученых и политиков, поддерживаемых западными аналитиками как «требования, отставшие по времени». При этом эти требования выдвигаются учеными, никогда практически не занимавшихся непосредственно гидрологией рек Афганистана, пользующихся различными по достоверности материалами чужих исследований, в основном советскими и афганскими, и называющих цифры питания Амударьи со стороны Афганистана и его потребности с большим разбросом.

4. Будущее Амударьи зависит и от возможного использования гидроэнергетического потенциала этой реки и ее двух основных притоков – Вахша и Пянджа. Намечаемые, а также уже строящиеся гидроузлы, такие как, например, Рогун, могут уже на этапе наполнения оказать воздействие на сток, соизмеримый с влиянием изменения климата и ростом населения. Режимы их последующей работы могут внести еще большую неопределенность при отсутствии четких механизмов согласования и координации.

В советское время во всех соглашениях между республиками, таких как, например, межреспубликанский акт ввода в эксплуатацию Нурекского или Токтогульского гидроузлов, указывалось, что основной целью построенных гидротехнических комплексов является комплексное регулирование стока рек в интересах, в первую очередь, ирригации и попутным производством электроэнергии. В эпоху независимости ситуация изменилась для всех гидроузлов, находящихся в эксплуатации в руках энергетиков. Так, Нурекский гидроузел, в советское время снижающий летние попуски в пользу зимних всего в размере до 2 км3 в год, в постсоветский период устойчиво отбирает от летнего попуска не менее 4,2 км3. Эта цифра записана ныне в проектном режиме Вахшского каскада, разработанном в документах оценки воздействия в связи со строительством Рогунского гидроузла, выполненных при поддержке Всемирного банка.

Планируемые, но пока неопределённые по размеру и составу гидросооружений мероприятия, которые включены в долгосрочные планы Афганистана и Таджикистана по развитию своего гидроэнергетического потенциала на реках Пяндж, Вахш и сама Амударья, могут внести серьёзные коррективы в водный баланс бассейна. В обозримом будущем, определяемом рамками данного проекта, можно ожидать завершение строительства Рогуна и ещё пару ГЭС на Вахше и возможного начала строительства одного из двух решающих узлов на Пяндже – Даштиджумской ГЭС или даже Верхне-Амударьинской ГЭС на Амударье. Конечно, всё будет зависеть от доброй воли государств, делящих воду Амударьи и их стремления поддержать инициативу Президента Узбекистана Ш.М. Мирзиёева о совместном развитии потенциала водохозяйственного комплекса бассейна Аральского моря.

5. Будущее потребует совершенствования юридической базы. Интересы стран бассейна разнятся, а существующие соглашения не регулируют надлежащим образом все имеющиеся проблемные вопросы. Между Кыргызстаном, Таджикистаном, Туркменистаном и Узбекистаном существует ряд соглашений, которые определяют практически лишь порядок существующих ежегодных правил использования водных ресурсов этих стран между собой, очень слабо затрагивающих будущие возможные изменения. Это ежегодное и оперативное управление поддерживается работой межгосударственного БВО «Амударья». Кроме того, существует соглашение между Туркменистаном и Узбекистаном, определяющим правило распределения воды поровну в створе Келифа. Это соглашение поддерживается регулярными встречами туркменско-узбекской рабочей группы при участии БВО, которая пытается учесть текущую нестабильность режима реки быстрой реакцией оперативной деятельности. Наконец, имеется ряд соглашений советского периода, которые не содержат каких-либо жестких правил по вододелению и использованию воды, но характеризуют некоторые процедурные обязательства, сохраняющие свою действенность для всех постсоветских стран.

6. Ещё один пока непонятный с позиций будущего аспект развития открывается в связи с китайской инициативой «Один пояс – один путь», который может представить широкую перспективу взаимодействия стран региона с использованием технического и инвестиционного потенциала государств двух членов Шанхайской организации сотрудничества – Китая и России.

Таким образом, при нынешнем возможном потенциале знаний и предполагаемом состоянии взаимодействия стран для среднемноголетнего уровня водообеспечения бассейн будет иметь как минимум уменьшение ресурса к 2040 в 2,6 км3 под влиянием изменения климата, 3 км3 – вследствие увеличения отбора из Амударьи Афганистаном. Более 1 км3 потребуется по причине увеличения населения как минимум на 10 млн. чел. и столько же для обеспечения роста промышленного производства и сферы обслуживания с целью занять это население. Даже при условии чёткого согласования режимов наполнения новых водохранилищ, как предлагается Таджикистаном для наполнения Рогуна, изъятия недобираемого ими лимита воды в 2 км3, общий дефицит ресурса воды для года средней водности составит 9.6-10 км3! Но с учётом колебаний стока бассейна малой Амударьи даже за период 2010–2017 годов в диапазоне 51–73 км3, в отдельные годы Амударья будет иметь нехватку воды в 20 км3.

Чем же могут страны бассейна покрыть этот дефицит?

1. Сокращение потерь стока в русле реки является одним из самых крупных резервов водообеспечения. В настоящее время потери в русле вместе с объёмом невязок колеблются от 5,756 км3 в маловодный год до 16,2 км3 в многоводный год при нормативе, установленном протоколом МКВК, 9,03-9,23 км3. Следует отметить, что как показало сравнение суммы потерь и невязок стока до и после независимости, средние затраты стока на эти потери увеличились почти вдвое. Это показывает, что при наведении порядка в учёте воды на межгосударственном уровне путём внедрения системы постоянной регистрации стока внедрением системы SCADA по аналогии с установленной в верхнем и среднем (частично) течении реки Сырдарьи, мы можем получить повышение точности регистрации отбора воды из реки в среднем на 8 % с +10 до +2 %!!! Это позволит «поймать» как минимум 3-4,4 км3 в год при стоимости капвложений ориентировочно 23 миллиона долларов при средней стоимости кубометра сэкономленной воды около 0.5 цента!!! Это является первостепенной задачей для бассейна реки и для всех стран бассейна с позиций противостояния нарастающему водному дисбалансу.

2. Наведение порядка и повышение точности учёта воды в магистральных и межхозяйственных каналах в каждой из стран и в каждой из зон планирования может дать существенную прибавку в пополнение дефицита. Доведение КПД этого вида сети до норматива в 0,7 позволит сохранить 3.7 км3.

3. Переход на режим многолетнего регулирования стока при завершении строительства Рогуна и увязки режима работы имеющихся внутрисистемных водохранилищ с режимами русловых могут повысить равномерность работы всего водохозяйственного комплекса и восполнить провалы маловодных лет, по крайней мере, в половину их наблюдаемых отклонений. Необходимо повышать точность долгосрочных прогнозов и достоверность годичных прогнозов – как климатических, так и гидрологических.

4. Переход с энергетического (максимальная выработка электроэнергии в осенне-зимний период) на энерго-ирригационный (максимальная выработка за год) режим работы Нурекской ГЭС, дающий рост годовой выработки электроэнергии для Таджикистана и снижение/ликвидацию дефицитов воды в орошаемом земледелии Туркменистана и Узбекистана. Переход на энерго-ирригационный режим может быть осуществлен при условии организации сезонных перетоков электроэнергии между странами (в пределах единого энергетического рынка ЦА), ликвидирующих зимний дефицит за счет летних избытков электроэнергии.

5. Учёт положительного влияния изменения климата на рост растений и возможное сокращение фаз вегетации открывает широкую перспективу для пересмотра технологии и поливных норм выращивания различных растений. Реализация этого подхода потребует более интенсивное оснащение Бассейновых управлений на провинциальном уровне сетью климатических станций (приблизительно одна станция на 10-12 тысяч гектар с охватом 2-3 АВП) и специальной технологической службой прогнозирования водопотребления с тем, чтобы улавливать колебания климатических отклонений и оперативно информировать фермеров для принятия соответствующих мер. По опыту внедрения подобной службы в Ферганской долине возможная экономия воды на основе пересмотра нормативов водопользования и режимов орошения сельхоз культур составляет 12-15 % от водопотребления нетто или ориентировочно 700-800 м3/га. Даже при внедрении подобной консультативной службы на 200 тыс. га орошаемых земель потребный размер водоподачи может быть сокращён на 1,4-1,6 км3.

6. Увеличение использования сбросных и коллекторно-дренажных вод является одним из наиболее простых и доступных для реализации направлений вовлечения водных резервов. Всего в бассейне насчитывается 14 км3 возвратных вод, из которых в озёра сбрасывается 7,39 км3, а в русло Амударьи – 4,94 км3. Таким образом, по крайней мере около 2 км3 может быть вовлечено в использование непосредственно в виде ресурса при минерализации менее 2 г/л или смешением с оросительной водой при минерализации более 2 г/л.

7. Создание платформы водосбережения – как средства общественного движения за выживание в условиях грядущего водного дефицита представляется важным для широкого вовлечения водопользователей и водопотребителей, а значит практически всего общества в достижение необходимых, общественно воспринимаемых и понимаемых рубежей экономного расходования воды. Имеющийся опыт создания Бассейновых общественных Советов управления должен лечь в основу привлечения крупных организаций водопотребителей в Совет, состоящий из представителей всех организаций в сфере планирования и контроля режимов регулирования реки и распределения их ресурсов.

8. Повышение адаптивности и эффективности правовой и институциональной базы сотрудничества для работы в условиях изменения климата и других изменяющихся условиях является важной предпосылкой для мирного и рационального использования водных ресурсов Амударьи в будущем. Высокая адаптивность системы предполагает возможность корректировки имеющихся правил и процедур для учета новых обстоятельств, данных и знаний, а также существующих методов управления перед лицом изменяющихся условий. Требуется комплексная и системная работа по трем направлениям: (i) совершенствовать имеющиеся соглашения и обеспечивать их неукоснительное соблюдение; (ii) активно, осознанно и грамотно участвовать в процессах правотворчества и правоприменения и не допускать поведения, противоречащего нормам и принципам международного права; (iii) повышать правосознание и правовую культуру. В случае успешности данных мероприятий, реальным мерилом эффективного правового регулирования в бассейне Амударьи будет не совокупное количество принятых договоров, протоколов и деклараций, а формирование правовых отношений, которые позволят правовому режиму развиваться и совершенствоваться эволюционно в ответ на изменяющиеся потребности и обстоятельства.