Кяризная вода — Живительная влага

Восемь тысяч лет назад на подгорной полосе Копетдага возникло орошаемое земледелие. В это время земли Ахалcкого велаята орошались небольшими речками и ручьями. Посевы производились на такырных участках, где воды, стекающие с гор в паводки, образовывали собой цепь земледельческих оазисов. Однако развитие земледелия неуклонный рост населения вынудили людей искать юполнительные источники воды. Копетдагская группа районов Туркменистана не имеет крупных и полноводных рек, а горные речки не могли удовлетворить нужды земледельцев. Поэтому здесь широко стало использоваться кяризное орошение.

kyariznaya-voda-jivitelnaya-vlaga

По мнению исследователей, первые кяризы на территории Южного Туркменистана и в северных районах Ирана возникли в середине I тыс. до н.э. Туркменские легенды возводят строительство кяризов ко времени Александра Македонкого. Еще античный историк Полибий сообщал о кяризах Южной Парфии, отмечая, что тому, кто проведет «ключевую воду в местность, до той поры неорошенную.», предоставляется вся область в пользование сроком на пять поколений. И это не случайно.

Кяриз — сложное гидротехническое сооружение, представляющее собой систему колодцев, соединенных подземными галереями. Строительство кяризов, глубина которых доходила до нескольких сотен метров, а длина галерей — километров, являлось чрезвычайно трудоемким делом. Причем, мастера рыли колодцы снизу вверх, что было очень опасным занятием, ведь довольно часто случались обвалы. Строительство одного кяриза растягивалось на годы (иногда до 20-30 лет), но извлеченная из них вода орошала десятки гектаров плодородных земель.

Главный мастер — кяризник имел под своим руководством 4-5 человек помощников. При сооружении колодцев и подземной галереи кяризники использовали самые простейшие орудия: кирка, небольшая лопата, защитная доска, светильник, специальный головной убор, кожаный мешок, деревянный ворот, который применялся для спуска и подъема мастеров, мешков с землей, инструментов и т.д. Глубину колодца определял главный мастер при помощи простого уровня (веревка с утяжелителем). Наличие водоносности местности определялось путем рытья пробных колодцев. Диаметр колодцев не превышал 1 м, высота галереи обычно варьировалась от 1 м 30 см до 1 м 50 см, ширина доходила до 80 см. При недостатке воздуха у колодца устанавливали кузнечный горн и при помощи камышовой трубки подавали воздух в галерею. Расстояние между колодцами было около 20-30 метров, оно определялось самим мастером. И сооружение новых кяризов, и ремонтно-восстановительные работы требовали не только большого и длительного труда, но и чрезвычайного умения и упорства мастеров-кяризгенов. Мастера и их помощники обладали огромной силой. Это видно хотя бы по размерам камней, некоторые из которых имели размеры 120×70×50 см. Для того, чтобы поднять и тем более аккуратно уложить такую глыбу в кладку, служащую для укрепления подземных галерей, нужен подъемный кран. Как это умудрялись делать наши далекие предки — до сих пор остается загадкой.

Как отмечает гидролог Г.Куртовезов, уникальность способа добычи подземных вод кяризными системами заключается в том, что эти сооружения добывают воду с большой глубины сложными цепочками подземных галерей и вертикальных смотровых колодцев, самотеком выводя воду на поверхность земли, не используя при этом традиционные источники энергии.

Несравненный Довлетмамед Азади в своем трактате «Вагзы-азат» писал:

Сказал Пророк: жертвуй водой,
Водоем сооруди или вырой колодец.
Самым большим благодеянием на свете
Может стать раздача воды людям.

Поэт и философ призывал к строительству кяризов и колодцев:

Кто на пути построит мост,
Того день и ночь будет благодарить народ.
Того же, кто соорудит колодец или водоем,
Благодарить будет сам Всевышний.

Действительно, в предгорных и пустынных местностях кяризы являлись фактически единственным источником питьевой воды. Туркмены тщательно укрывали колодцы кошмами, спасая их от пустынных наносов и маскируя от врагов. В народе была распростра­нена пословица: «Лучше построить один мост, чем тысячу мечетей. выкопать один колодец лучше, чем соорудить тысячу мостов».

В средние века кяризы на территории Туркменистана были довольно многочисленны. Правитель Хорасана Абдуллах ибн Тахир (830-840 гг.) даже поручил знатокам религиозного права (факихам) составить специальное руководство по кяризам. Автор XI в. Гардизи пишет, что составленная книга «Китаб ал-Куний» («Книга о колодцах») продолжала служить и в его время, т.е, спустя 200 лет после ее написания. К сожалению, книга до наших дней не дошла.

Множество кяризов имелось в этрапах Алтын асыр, Ак бугдай, Рухабатском, Геоктепинском, Бахарлынском этрапах нашей страны. Крупные кяризы действовали в этрапе Бахарлы, которые снабжали население водой вплоть до недавнего времени. К ним относятся кяризы самого Бахарлы, а также Дуруна, Мурча, Сунча, Келята.

Кяризы Бахарлы следующие: Караджа, Чопан, Сычмаз, Туйли, Чахарынун, Кюрахан. По данным этнографа Д. Овезова, Караджа и Чопан действуют и в наши дни.

К дурунским кяризам относятся: Йылысув, Эгри, Айнабат, Гечи, Хунтугн, Готур, Гоудуш, из которых Йлысув, Хунтуш и Гоудуш считаются действующими.

В Сунче действовал кяриз под одноименным названием, а в Мурча имеются кяризы Джанабат (назван так вследствие лечебного свойства воды), Достбагы, Коне Мурча, Тязе Мурча, Мелеви и Ахран, из которых последние четыре признаются действующими.

Известно также, что в 1925 г. в Багире находилось десять действующих кяризов (Гара-чешме, Гара-аглы, Ишан-кяриз, Ток-гала, Авлиз Али, Ой-чешме, Нусай-чешме, Касым-чешме, Балыклы, Паджа-яб), на долю которых приходилось 447 литров воды в секунду.

Как отмечается в «Обзоре Закаспийской области с 1882 по 1890 год», в начале 1890 г. только в Асхабадском уезде насчитывалось 17 кяризов и 140 колодцев. Да и в самом Ашхабаде вплоть до 40-х годов XX в. действовали четыре крупные кяризные системы. Интересно, что инженер Я.Таиров указывает, что в 1892 г. в Асхабадском уезде работало 42 кяриза. Скорее всего, часть старых кяризов была расчищена и восстановлена. Мощная кяризная система существовала на городище Акдепе в местечке Би-крова (ныне Чандыбилский этрап города Ашхабада). При раскопках этого памятника автор этих строк насчитал 38 заваленных колодцев, тянувшихся по дуге юго-запад-юг и далее на юг до современного автобана. Видимо, колодцев было намного больше, и они тянулись от предгорья к древнему городищу.

Кяризы поражают своей основательностью и грандиозностью. Например, подземная галерея кяриза Коне Мурча имеет высоту до 4-х метров при ширине 2 метра! Дурунские же кяризы поражают своей протяженностью. Они питали в древности водовод из жженого кирпича, который тянулся на десятки километров от предгорий до города Шехрис лам, расположенно­го на границе с пустыней.

Воды кяризов приводили в движение многочисленные водяные мельницы и водоподъемные приспособления (чигири). Один такой чигирь упоминается в X в. на кяризе в области рабата Ферава (Парау). Как считают исследователи, речь идет о кяризе Джанахыр на юго-западе г. Сердар. Согласно ал-Хорезми, в средние века в Хора­сане существовали различные виды чигирей (дулаб, далия, гарраф, зурнук, наура, манджанун), приводимые в движение тягловыми животными. Источники свидетельствуют, что только на Амударье в 20-х гг. XX в. действовало до 15 тысяч чигирей, с помощью кото­рых орошалось около тридцати тысяч гектаров земли.

По своему устройству кяризы можно условно разделить на три категории. У одних главная водосборная галерея питается за счет грунтовых вод, фильтрующихся из рек. Другие питаются водами источников. И третьи кяризы заполняются за счет залегающих грунтовых вод.

Примечательно, что у туркмен существовал культ Шахызенны покровителя мастеров колодезного дела, в честь которого устраивались жертвоприношения. После снятия верхнего грунта земли мастера-кяризники созывали людей на садака в честь Шахызенны, дабы рытье не сопровождалось несчастьями. Начиная от поиска благоприятного места для колодца и до самого окончания работ мастер молил Шахызенну послать ему удачу. Труд кяризных мастеров оплачивал каждый пайщик в зависимости от своей доли суточной нормы воды.

Интересно, что один кяриз мог служить большому количеству людей. Например, более 120 лет назад дурунские кяризы Хунтуш и Айнабат обеспечивали водой соответственно 95 и 143 домовладельцев, а кяриз Коне Мурча снабжал водой 53 домовладельца. В отдельных местах люди помнят даже имена мастеров кяризных дел. Так, кяриз Джанабат был сооружен более 160 лет назад Эрназаром кяризгеном и его помощниками Юсупом Ходжамгулы, Мамедширином Тара, Аннаберды Мухамметгулы, Теке Баба, Байраммухаммедом Халмырадовым, Ага Халмырадом, Мухаммедберды Ага и др.

Российский исследователь Е.Марков, говоря об ошибках царских инженеров в области мелиорации земель и восхищенный рабвтой. туркменских мастеров, писал в 1901 г.: «Местные жители удивительно искусны в делах орошения и запруд. С ними в этом отношении не может сравниться ни один наш ученый — инженер. Их знания или, вернее, чутье, как обращаться с водой, — наследие каких-нибудь бактрийцев. Здесь, в Азии, не­обходимо было прислушиваться к их вековому голосу и руководствоваться их многовековым опытом, прежде чем рисковать применять теоретические положения к малоисследованным условиям местности и климата».

Действительно, самобытная народная гидротехника совершенствовалась тысячелетиями. Туркмены с большим почтением относились к воде. Согласно обычаям, запрещается бросать в воду комья земли, сливать грязную воду после стирки белья в арык, сбрасывать в воду или колодец нечистоты. Взрослые часто останавливают детей, кидающих в воду комья земли. Этот запрет, имеющий явно воспитательное значение, направлен на сохранение чистоты источников.

Как отмечает уважаемый Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов: «Капля воды — крупица золота» — это замечательное и глубокое по смыслу мудрое высказывание наших предков является ярким свидетельством почтительного отношения туркменского народа к воде«.

Сегодня многие кяризы находятся в нерабочем состоянии, а ведь при ремонте и реставрации они еще могут послужить людям. Вода из кяриза отличается прекрасными вкусовыми качествами. Недаром в народе говорят: «Кяризная вода — живительная влага».

Овез ГУНДОГДЫЕВ, заместитель директора Института археологии и этнографии АН Туркменистана, профессор.

Газета «Нейтральный Туркменистан»
Источник: http://science.gov.tm/

Пожалуйста, ответьте на наши опросы. Несколько минут, потраченных вами на голосование, позволят нам понять, как сделать наш сайт и портал более интересным и нужным!

Каких материалов не хватает на сайте?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Вам нравится наш сайт?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*