ВЕЛИКАЯ РЕКА

Медленно кружась, лист плавно опустился на водную гладь. Быстрое течение подхватило его и, играя, стремительно понесло вниз. Затем, будто передумав, водный поток подтолкнул «зеленую лодочку» к берегу и, повинуясь каким-то невидимым глубинным силам, лист поплыл вверх по течению. Амударья отдыхала… Мутные волны лениво лизали свисающие с берега корни, огибали полузатопленные стволы, подгоняли легкими шлепками игривые стайки рыбешек. Казалось, река пребывает в неизменном сонном состоянии и никакие силы не способны заставить её проснуться. Но это спокойствие великой реки весьма обманчиво. Может пройти всего несколько часов, и ровная спокойная гладь подернется мелкими барашками волн, загудят, понесутся потоки, увлекая за собой тонны песка и глины, словно легкие щепки, перебрасывая с волны на волну огромные стволы деревьев.

Во всем мире нет другой такой реки, которая обладала бы столь строптивым характером! Какие только имена не получала Амударья в прошлом: Оксус, Вахшу, Джейхун. «Вахшу» — переводится как «дикая», «Джейхун» — «сумасшедшая», «бешеная». И лишь в VI веке неукротимая буйная река получила свое современное название — Амударья, по имени города Амуль, современного Туркменабата. 

«Каждый может сказать, где текла Амударья вчера, но никто не может поручиться, где она потечет завтра». Эта поговорка местных жителей, как нельзя точно, характеризует своенравную реку. Начинаясь высоко в горах на склоне Гиндукуша Памиро-Алайской горной системы на высоте 4900 м, река, постепенно сливаясь с притоками, меняет не только мощность своего потока, но и сами названия: сначала Вахдшир, затем Вахан-Дарья, потом Пяндж. Спустившись с гор и приняв самый крупный приток Вахш, река уже течет как Амударья. Более тысячи километров проходит она по территории Туркменистана, являясь самой восточной водной артерией страны. Но так было не всегда. Описания древних ученых свидетельствуют о том, что когда-то воды Амударьи доходили до Каспия. Об этом говорят и устные предания. Предполагают, что на севере, где и сейчас имеются два старых русла Амударьи — Дарьялык и Даудан, река через Сарыкамыш несла свои воды по Западному Узбою до великого Хазара. Не только предания и исторические записи, но и сама туркменская земля хранит следы странствий реки. Западный Узбой, глубокой артерией проходящий от Сарыкамышского озера до Большого и Малого Балхана, Келифский Узбой, пересекающий Юго-Восточные Каракумы, — все это неизгладимые временем следы древнего русла. Предполагают, что Амударья окончательно предпочла Аральское море где-то в конце XVI века.

Механизация сельского хозяйства, строительство гидросооружений, прокладка широкой сети больших и малых оросительных каналов ослабили, укротили неистовый нрав реки. Но это не означает, что река смирилась. Время от времени она демонстрирует человеку свой необузданный, бешеный нрав. В сорока километрах севернее границы Туркменистана некогда располагался сравнительно недавно являвшийся столицей Каракалпакстана город Турткуль. Построенный еще в дореволюционное время, он находился в нескольких километрах от Амударьи. Но своенравная река неожиданно изменила направление, и несколько улиц ушли под воду. Затем, выждав время, она вновь совершила разрушительный набег, забрав в свои владения еще часть города. Столицу перенесли в город Нукус.

У нас на территории Амударьинского заповедника почти в центре острова лежит старинная деревянная лодка. 12 метров в длину, почти 2 метра в ширину. Толстые брусья скреплены мощными скобами, борта и дно — из толстых досок. За несколько десятков лет тростники пробились сквозь щели и плотно угнездились в ложе лодки. Когда-то эта лодка была причалена к берегу, а теперь Амударья протекает более чем в километре от этого места.

Человек издревле селился рядом с водой, особенно в таких жарких и сухих местах, как Средняя Азия. Перебраться с одного берега на другой, особенно через такую беспокойную реку, как Амударья, было проблемно. В 1887 году около г.Чарджоу через Амударью был построен деревянный мост, подобно которому не было ни в одной из стран передовой Европы! Его длина превышала 2 км, а построен он был всего за 4 месяца. Учитывая «бродячий» характер реки, мост этот проходил не только над водной частью, но и над всей поймой. В 1902 году деревянный мост был заменен железным.

В 90-е годы прошлого века недалеко от города Сейди была предпринята еще одна попытка соединить берега Амударьи. Навстречу друг другу зашагали гигантские бетонные опоры. Казалось, еще чуть-чуть — и река будет запряжена в надежную узду моста. Оставалось поставить только две опоры, но… не тут-то было! Река вновь показала свой дикий нрав. Подмыв опору, она разрушила не только её, но и подъемный кран, ставивший эти опоры. На многие годы стройка была заморожена. И лишь в прошлом, 2008 году, на реке вновь возобновлено строительство моста.

Своенравный необузданный нрав реки объясняется её быстрым течением и рыхлостью пород, через которые проходит русло. Даже после выхода с гор скорость течения Амударьи достигает четырех и более метров в секунду — это в два раза быстрее, чем скорость Волги в среднем её течении. Своеобразный цвет воды — густое кофе с молоком — обязан наличию большого количества взвешенных частиц. По разным подсчетам эта цифра составляет 3.3 — 3.6 кг на кубический метр. Считается, что по мутности река Амударья занимает одно из первых мест в мире. Кроме песка и глины ее воды несут большое количество ила. Значительная часть его много сотен лет оседала в низовьях дельты, облагораживая и питая почву. Вот почему земли Дашогузского оазиса — одного из самых древних оазисов Туркменистана, считаются наиболее плодородными во всей стране.

Тем, кто имеет возможность проплыть вниз по течению, Амударья во всей красе представит картины своей деятельности. Вот обрывистый берег с наклоненными до воды густыми кронами деревьев. Здесь река подмывает землю, забирая в свои объятья и густые заросли тростника, и колючие переплетения кустарников и лиан, и мощные стволы старых деревьев. Напрасно растения цепляются крепкими корнями за обрывистый берег, напрасно пытаются удержаться ветками за соседние деревья и кустарники — река неумолима. Если она решила взять дань с этой земли, то её уже ничто не остановит. Метр за метром, шаг за шагом будет она вгрызаться в заросший берег. И вдруг неожиданно сменит гнев на милость — умчится в другую сторону. Медленными легкими шлепками увлажнит образовавшуюся отмель, забросает илом, засеет семенами. И там, где еще совсем недавно, обрушивая берега, бушевал поток, поднимется молодой зеленый лес, зашумят тростники, закивает белыми метелками вейник. Не только берега, но и само русло реки каждый год меняется до неузнаваемости. То здесь проносился быстрый поток, а глядишь — через год-другой накидала река песок, заилила, засыпала глиной и, распавшись на рукава, обнажила новый остров. А не понравится госпоже-реке очередное творение — и в считанные недели сметет она его со своего пути. В лучшем случае оставит в покое этот участок суши, тогда через несколько лет зашумит, наберет силу на нем тугайный лес. Заселят его птицы и звери. А река, пробегая мимо, будет орошать корни, поддерживая жизнь на новом островке.

Удивительный ландшафт тугайных лесов имеет мировое значение как резерват редких и исчезающих видов растений и животных. Тугайный благородный олень, среднеазиатская выдра, филин, змееяд, разнолистный тополь — эти виды, занесенные в Красную книгу Туркменистана, Красную книгу МСОП, представляют ценность не только на государственном, но и на мировом уровне. Тугайные леса, охраняемые в Амударьинском заповеднике, по мнению многих международных специалистов, находятся в наилучшем состоянии не только по сравнению с таковыми в Центральной Азии, но и во всей Азии в целом. Тугаи Амударьинского заповедника служат не только для сохранения редких видов, но и размножения охотничьих видов — кабанов, фазанов, зайцев, которые потом расселяются по ближайшим окрестностям.

Тугайный лес — это дитя, рожденное рекой. Амударья сама подготавливает для него почву, набрасывая песок и глину, удобряя илом и поливая. Река сама занимается и посадками: течение приносит с собой семена, корневища, а то и молодую поросль деревьев и кустарников. Поднявшийся молодой тугай периодически затапливается водой, при этом почва не только увлажняется, но и промывается от солей.

Весенние и летние паводки, образующиеся после выпадения дождей и таяния ледников в горах, могут на несколько дней, а то и недель затопить тугайный лес. Однажды мне посчастливилось побывать в тугае в тот момент, когда он только начал затапливаться водой. Пузырьки воздуха мелким бисером всплывали из небольших норок муравьев, медведок и других насекомых. Крупные редкие пузыри из нор грызунов со своеобразным шумом лопались у поверхности воды. Стоя на какой-нибудь ровной площадке, можно было бы закартировать расположение всех этих убежищ, которые в обычный период не так-то просто было обнаружить. Лесные обитатели, наученные предыдущим горьким опытом своих предков, спасались кто как мог. Муравьи, подхватив самое ценное — свое будущее потомство — взбирались на высокие травинки в надежде переждать там наводнение. Ящерицы, словно маленькие крокодилы, плыли, виляя хвостами, на более возвышенные участки. Быстро гребя лапками-лопаточками, удирали из своих уютных подземных галерей медведки.

Солнце в последний раз осветило верхушки тополей и, закутавшись в розовые облака, ушло на ночной покой. И без того темная вода реки потемнела еще сильнее. Амударья, успокоившись, тихо плескалась о берег. Зеркальная гладь воды лишь изредка покрывалась рябью от кругов, оставленных резвящейся рыбешкой. Тишина и покой. Но те, кто знает истинный характер реки, не могут с полной уверенностью сказать, что утром Амударья будет к вам столь же благосклонна, как в эти вечерние часы. Что и говорить, Джейхун есть — Джейхун!

Надежда СОКОЛОВА, Амударьинский заповедник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*